D
A
G
C
E
I
B
Главная > Внеучебная и социальная работа > Музей истории ОмГМУ > Наш выпуск боевой

Со студенческой скамьи – на фронт

За годы войны из стен вуза было выпущено 1645 специалистов. В 1941 г. было сделано три выпуска: в июле - 390, августе - 98 и декабре - 323 человека. Итого: 811 врачей. Почти половина из них были участниками войны.
 
В статье Л.А. Ягодинской рассказывается о воинской службе врачей, окончивших лечебный факультет в июле 1941 года. Статья опубликована в сборнике "Модернизация российского общества: вчера, сегодня, завтра. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием". - Омск, 28 апреля 2016 г./ Под ред. Т.А. Беловой и др.   
 
 

Со студенческой скамьи – на фронт

 

Героический подвиг советского народа в Великой Отечественной войне всегда был и остаётся высшей нравственной ценностью, основой патриотического воспитания молодёжи. В формировании личности врача имеют большое значение  выдающиеся успехи медиков в лечении раненых и больных воинов, о чем уже немало написано. Но ставшие доступными в последние годы документы военного архива, размещенные на сайтах Министерства обороны, позволяют гораздо глубже изучить этот вопрос, представив его в рамках конкретного коллектива.
 
Из истории Омского медуниверситета известно, что из его стен ушли на фронт 790 студентов и выпускников. Однако только сейчас музею ОмГМУ удалось почти полностью восстановить имена этих участников войны, фрагменты их боевого пути. Богатые музейные материалы преподавателям и студентам ещё предстоит осмыслить, активно используя их в учебно-воспитательном процессе.
 
С началом войны немало воспитанников вуза  стремились добровольно вступить в армию, целыми группами подавали заявления. Добровольцами ушли на фронт студенты Ефим Романенко (погиб в 1943 г.), Василий Белкин, староста 2 курса леченого факультета Анна Кондратюк (погибла в 1944 г.),  выпускники 1941 года Валерия Баландина, Анна Дубицкая, Вера Ижик-Пономарева, Халида Кунафина и многие другие.   
 
Патриотический подъем в коллективе института с каждым годом нарастал. Около 800 студентов и преподавателей просили зачислить их в добровольческую бригаду омичей-сибиряков (весна-лето 1942 г.). В числе немногих прошедших отбор были студентки Антонина Алимова, Елизавета Виноградова, Тамара Закоркина, Евгения Шнайдер [1, с. 44]. О добровольном призыве в РККА подали заявления все комсомольцы – выпускники 1944 года [2, с. 240].
 
Лишь некоторые из мобилизованных имели фронтовой опыт, пройдя через Халхин-Гол, советско-финляндскую войну. Однако многие были активистами-общественниками, организаторами молодёжи с развитыми способностями к принятию ответственных решений и самостоятельным действиям. Этот жизненный багаж, полученные в вузе медицинские знания и патриотический настрой стали базисом для формирования врачей, их личности и практических навыков, проходившего в условиях жесточайшей войны, мгновенно обнажавшей все возможности человека. К чести института уровень подготовки  врачей был достаточно высок, что подтверждалось не только результатами выпускных экзаменов, но и отзывами практикующих коллег и молодых докторов, начинающих  самостоятельную деятельность. Для примера приведем фрагмент письма с фронта (28.08.1944 г.)  старшего лейтенанта (здесь и далее – офицеры медицинской службы) Михаила Мазурука профессору Марку Соломоновичу Рабиновичу: «Знания, которые Вы дали, помогли мне за это время приобрести квалификацию и сделать из меня самостоятельного человека в смысле хирургии, имеющего не только свои взгляды, но и гордящегося своей школой» [3]. Выпускник 1941 г., военный хирург  М. Мазурук к этому моменту был награжден двумя медалями и орденом Красной Звезды.
 
В 1941 году в Омском мединституте состоялось три выпуска специалистов (примерно 800 человек), из которых первый – плановый, по программе мирного времени, а остальные – по ускоренной программе обучения [4, с. 6].  28 июня вышел первый приказ ректора о присвоении квалификации врача. И с этого же дня вновь испеченные доктора начали получать повестки в военкомат. Половина выпускников была мобилизована в РККА. Им выпало пройти самый длинный и трудный путь от истоков создания медицинской службы Красной Армии до демонстрации её гуманистической сущности в оккупационных районах послевоенной Европы. На примерах фронтовой жизни наших воспитанников можно понять, как действовали самые разные медицинские формирования, в каких условиях приходилось оказывать помощь раненым и больным бойцам, насколько готовы были омские врачи принять вызов истории.
 
Большинство молодых врачей получили направление в войсковые части, работали на передовой, обеспечивали вынос раненых с поля боя, их эвакуацию в госпитали. Умелым организатором медико-санитарной службы  полка, мужественным и храбрым офицером показал себя ст. (старший) лейтенант, командир санроты, а затем старший врач полка Ф. П. Бабушкин. В любых условиях боевой обстановки его медперсонал постоянно доказывал свою профессиональную грамотность.  Высокую оценку командования получила деятельность командиров МСБ (медико-санитарный батальон) капитанов С. П. Беднягина и С. А. Петрова, командира санслужбы взвода капитана К. Н. Катуниной, гвардии майора, старшего врача полка Н. П. Марчука и многих других [5].
 
Личным примером воодушевлял своих подчиненных командир отдельного МСБ капитан П. К. Ступин, по трое суток без сна и отдыха не уходил от раненых. В боях за Берлин его МСБ принял и обработал 941 человека с тяжелыми ранениями [5].
 
Каждый рядовой доктор должен был научиться управлять своими помощниками – средним медперсоналом, санитарами. Врач батальона, ст. лейтенант А. А. Масальцева четко организовала работу по оказанию первой помощи, она добилась минимальной потери крови ранеными, вводила им морфий, сыворотку, вытаскивала осколки. В трудных условиях, в непосредственной близости от передовой линии она ампутировала пальцы ноги сержанту, проявив глубокое знание своего дела [5].
 
Когда возникла необходимость оказать срочную помощь раненым в деревне Соколово, ординатор операционно-перевязочного взвода ст. лейтенант А. И. Потапова, пешком отправилась туда с хирургической группой, неся с собой инструментарий и перевязочный материал. Доктор не уходила из перевязочной палатки, отказываясь от отдыха, пока не приняла последнего из почти 500 человек [5].
 
Четкое и бесперебойное оказание первой медицинской помощи раненым во время боевых операций по форсированию Днепра (1943 г.), эвакуацию из зоны боя всех до единого пострадавших  организовал старший врач полка П. Г. Дресвянский.  Он лично сам вплавь и бродом по воде вынес двух раненых командиров, чем спас их от плена. Военврач 3 ранга  непосредственно участвовал в бою, уничтожив 19 фашистов, бесстрашно дрался при отражении 14 атак противника, проявил находчивость и разумную инициативу [5].
 
В трудные моменты сражений брал в руки оружие и ст. врач полка капитан А. И. Шенцов, не раз участвовал в пленении врага. В одном из боев в 1944 году, ведя огонь из пулемета по контратакующему противнику, отважный врач получил смертельное ранение [5].
 
Врачи МСБ становились хирургами широкого профиля, в совершенстве овладевали техникой сложных вмешательств. Таких как  капитан В. Г. Булгаков, за 5 дней (январь 1944 г.) прооперировавший 208 тяжелых раненым, было много [5]. Настоящие подвиги за операционным столом совершали военные хирурги В. Н. Курылева, Т. Ф. Кузнецова, Т. Т. Меньшикова, З. И. Перегуд и другие.
 
Капитан В. П. Петкевич вспоминала обычные будни медико-хирургического взвода: «Когда вражеская авиация появилась над нами, на столе лежал тяжело раненный лейтенант. Большой осколок глубоко сидел у него в бедре. Но нам некогда было пригибаться, да подниматься: была дорога каждая минута, даже секунда... Взрывной волной сорвало палатку. Хирургический стол с лежащим под наркозом лейтенантом остался под открытым небом. Операция продолжалась, только лейтенанту нужно было удалить уже несколько осколков из свежих ран... День за днем несли медсанбатовцы нечеловеческую нагрузку. Короткие часы сна не освежали, а как будто свинцом наливали голову и руки. Но достаточно было войти в операционную, как голова приходила в ясность, а руки уверенно делали свое дело» [6]. 
К сожалению, во время налетов не только срывало палатки, каждый из них собирал новые жертвы.    Во время операции в госпитале при налете 27 сентября 1942 года погибла военврач 3 ранга, младший врач Т. Л. Баркова.
 
Работникам госпиталей приходилось не легче, чем медсанбатовцам. Капитан А. Г. Азин зарекомендовал себя как прекрасный начальник большого хирургического отделения ЭГ 1243. Приведем один показательный пример его деятельности. В Могилевскую операцию (1944 г.) отделение было перегружено более чем на 300 %,  провело огромную работу по приему массовых поступлений (около 2 тысяч человек), подготовке к эвакуации и выписке из госпиталя без снижения качества ухода и лечебных процессов [5].
 
Важную роль играло санитарно-эпидемическое состояние войск. В этой области наши выпускники также показали хорошую подготовку. Высокую дисциплину и слаженность  в работе всех санучреждений дивизии в период наступления и на марше обеспечивал начальник санитарной службы дивизии капитан В. А. Быков.
 
Энергичным и добросовестным врачом-эпидемиологом зарекомендовал себя командир санвзвода майор В. И. Шахлин. Он лично возглавлял санэпидразведку в местах дислокации и передвижения дивизии, систематически контролировал санитарное состояние частей. В период его командования было достигнуто полное санитарно-эпидемическое благополучие, исключены случаи пищевого отравления [5].
 
Свои особенности отличали службу медиков  на военно-санитарных поездах. Начальники поездов майор И.Я. Кучук, капитаны И.Т. Акулиничев и В.Г. Булгаков,  начальники медслужбы эвакопоездов майор В.П. Бобров и  военврач А.Ф. Сулимова стремились обеспечить бесперебойную эвакуацию раненых, заботливое и чуткое отношение к ним персонала. Возглавляемый И.Я. Кучуком поезд № 1066 получил звание Лучшего санпоезда на 2 Белорусском фронте. Майор приложил много энергии к его оснащению и оборудованию, внесенными рационализациями улучшил и облегчил обслуживание транспортируемых раненых, установил на составе дезокамеру. С июня 1942 по май 1945 года санпоезд перевез 48630 раненых, в том числе около 3 тысяч тяжелораненых [5].
 
Однако не везде работа была налажена грамотно. Часто объективные обстоятельства препятствовали решению постоянно возникавших проблем. Старшему лейтенанту Л.С. Панасенкову тоже выпала служба на поезде. Под бомбежками загружал раненых в вагоны, оказывал им медицинскую помощь. Но условия жизнедеятельности были неудовлетворительными: неприспособленные для раненых вагоны, выбитые и заткнутые, чем придется, стекла, сквозняки, нехватка тёплой одежды и медикаментов.  Военврач заболел воспалением лёгких, которое, как это обычно случалось,  перенёс на ногах. Уже тяжелобольного его отправили лечиться в Приморье. Но в ослабленном организме начались осложнения,  туберкулёз, приведший к  отставке по инвалидности. А полуголодное существование способствовало прогрессированию болезни и безвременной кончине в 1947 году [7].
 
Ряд выпускников волею судеб оказались в рядах партизан Брянских лесов.  Капитан В.Г. Переседова обеспечивала медпомощь в партизанском отряде им. Кутузова  бригады им. И.В. Сталина, а  В.И. Рудзина была врачом партизанской бригады им. Чапаева.  
 
Для некоторых врачей самый страшный, мучительный период их военной истории связан с пребыванием в немецком плену. Чудом удалось выжить врачу-ординатору госпитального взвода Л.И. Ильиной, ординатору МСБ  А.А. Бурьялевой, ст. врачу полка И.К. Иващенко, командиру санроты Н.А. Желнович и др.  А хирургу М.Х. Абдрахимовой пришлось в 1945-1947 годах лечить уже побежденных немцев в госпитале для военнопленных под Новгородом, в том числе и  тех, кто недавно издевался над её коллегами [5].  
 
Справедливости ради надо сказать, что кому-то из молодых людей, в 22-24 года столкнувшихся с ужасами войны, насилием, смертью, не удалось преодолеть страх и слабость. И среди наших врачей были единичные случаи самоубийства, нарушения закона. Но мы не знаем причин, подробностей этих трагических историй, и не имеем права судить за них.
 
В целом, выпускники Омского медицинского института 1941 года показали высокий профессионализм, организаторские способности, умение брать на себя ответственность в критических ситуациях, самоотверженность, выносливость, истинный патриотизм и гуманизм. Почти все они были награждены орденами и медалями Родины.
 
Список использованной литературы и источников:
Васильева О.Н., Колташев А.Ю. Участие студентов-медиков в добровольческой бригаде омичей-сибиряков // Материалы VIII Всероссийской конференции «Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Москва: МГМСУ, 2012.- 304 с.
Таскаев И.И. Как это было (ХХ век: время, события, люди). – Омск: Изд-во ОмГМА, 2008.- 672 с.
Письма выпускников //Архив музея истории ОмГМУ.
Отчеты ОГМИ за период Великой Отечественной войны. 1945 г. // Архив музея истории ОмГМУ.
Наградные листы выпускников 1941 года // Архив музея истории ОмГМУ.
Тирская С.М. «Сердце, а что я помню?» Новые подробности о жизни Роберта Рождественского. 2009  // Архив музея истории ОмГМУ.
Панасенков В. Панасенковы (биографическая зарисовка на фоне эпохи). 2015  // Архив музея истории ОмГМУ.
 
 
 
Ягодинская Л.А.
заведующая музеем истории ОмГМУ
Омский государственный медицинский университет
г. Омск, Российская Федерация